Райские белоснежные пляжи, лазурное море — вот что первым приходит на ум, когда речь идет о Доминикане. Но над тропическим островом Баунти не всегда светило солнце — история оставила немало шрамов на этой земле, например один из них носил имя Трухильо.

С момента открытия Колумбом острова Эспаньола в далеком 1492 году, Доминикана пережила испанские и французские колониальные игрища и гаитянскую оккупацию, надолго заложившую враждебные отношения с соседом. Долгожданная независимость вновь сменилась испанской аннексией, затем снова была восстановлена в 1865 году. Почти 50 лет шли войны кланов под неусыпным вниманием США, прежде чем многострадальное государство в очередной раз стало жертвой военной оккупации. В 1916 году северный сосед на 14 лет установил в Доминикане военное правительство. Но, как показала история, и на этом испытания не закончились.

Рафаэль Леонидас Трухильо Молина родился в 1891 году в Доминиканской Республике в семье бедняков. Полуобразованный, он промышлял воровством и контрабандой, но с приходом американцев вступил в ряды национальной гвардии, которая занималась подавлением восстаний среди местного населения. Проявлявший рвение на службе и крайнюю жестокость к соотечественникам, Рафаэль был замечен и повышен по службе, а затем и отправлен в военную школу. За 9 лет он прошел путь от лейтенанта до генерала, став командующим американской армией у себя на родине.

США отказались от идеи аннексировать страну и искали среди местной элиты лояльных руководителей, не мешавшим бы им делать бизнес. Были проведены демократические выборы, на которых Трухильо получил 99% голосов. Американцев это устраивало, несмотря на методы Рафаэля. После избрания он отдал команду своим бывшим подельникам, и вскоре все его политические конкуренты начали пропадать без вести. Будущее страны было предопределено: впереди предстояла 30–летняя «Эра Трухильо», эпоха одного из самых одиозных диктаторов.

Через год после выборов в стране осталась только одна партия, не вступление в которую грозило возможностью быть в любой момент отправленным в тюрьму. Все её члены отчисляли 10% своего дохода в качестве партийных взносов. Рафаэль рассадил всю свою родню на ключевые государственные посты, забирал себе земли, покупал недвижимость за границей. Все недовольства жестоко подавлялись: десятки тысяч недовольных соотечественников расстреливали, отрубали головы, сбрасывали акулам. Культ личности достиг невероятных размахов: ставились прижизненные памятники, его именем называли географические объекты и всевозможные учреждения. Религия возносила «бога на небе, а Трухильо на земле». Четыре раза кровавый диктатор переизбирался на должность президента (1930–1938, 1942–1952), в перерывах ставя вместо себя номинальных руководителей из своего окружения, и фактически не отходил от власти до 1961 года.

Трухильо искоренил коррупцию, он был единственный коррупционер, считавший свою страну собственностью. При этом он строил новые дороги, мосты, организовывал больницы. В течение 4 лет он бился с американцами, чтобы прибрать к своим рукам таможенные сборы. Постепенно освободившись от влияния США, он практически погасил огромные внешние долги страны.

В сентябре 1937 года в страну прибыла немецкая делегация. Рафаэлю была подарена небезызвестная книга Гитлера. Это ли послужило спусковым крючком для и так разыгравшихся националистических настроений президента, неизвестно. Через месяц, в октябре 1937 года произошло страшное событие в доминиканской истории — «петрушечная резня».

Более бедные гаитяне в большом количестве бежали в Доминикану в поисках работы, получая в два раза меньше местных. Такая конкуренция поднимала недовольство у аборигенов, а гаитян на территории Доминиканы в 1937 году проживало уже более 50 тысяч. К тому же появившиеся экономические трудности нужно было популярно аргументировать. Всё это наложилось на болезненную идею Трухильо обелить расу и ненависть к гаитянам (хотя гаитянкой была его бабушка). Президент выступил с резкими националистическими заявлениями:

«В течение последних нескольких месяцев я тщательно обследовал границу… Доминиканцам, которые страдали от притеснений живущих среди них гаитян, например, в виде воровства скота, продовольствия, фруктов, и тем самым были лишены возможности мирно наслаждаться результатами своего труда, я сказал: «Я разберусь с этим». И мы уже начали исправлять положение. Триста гаитян уже мертвы. И исправление будет продолжаться».

По приграничным городам начался военный обход. Всем, похожим на гаитян (у них больше африканских корней, они — темнее), показывали пучок петрушки и просили его назвать. По–испански петрушка — perejil, а креолы произносили звук «р» с акцентом. Всех, кто не мог без акцента произнести это слово – тут же расстреливали. За 5 дней было убито по разным данным от 20 до 40 тысяч гаитян, что вызвало массовые возмущения у соседей. Было организовано расследование, на которое независимых экспертов не допустили, но в итоге под давлением США Доминиканская Республика согласилась выплатить 750 тыс. долларов Гаити. Коррумпированные власти Гаити договорились с Трухильо и реально было выплачено всего 500 тыс., а до семей погибших не дошло практически ничего.

В 40–х годах Трухильо уже носил звание генералиссимуса, при этом в окружении его звали «Шеф», а в народе он имел прозвище «Козел» за любовь к слабому полу. Он и его сын грешили тем, что привозили к себе бесчисленное количество женщин, которых насиловали и, как правило, убивали.
На одной из встреч с соратниками Трухильо не понравилась речь сенатора, который уговаривал Рафаэля баллотироваться на новый срок. Трухильо произнес следующее:

«Я всегда любил женщин. Наши милые доминиканские женщины – от них я черпаю силы для служения любимой отчизне. Без них я никогда бы не сделал того, что мне посчастливилось совершить. В моих объятиях побывало немало самых красивых женщин этой страны. Но знаете ли вы, мои благородные друзья, кто была самая лучшая самка из всех тех, кого мне довелось “перекинуть” за эти годы? Да, друзья, это жена нашего многоуважаемого сенатора!».

Еще одно достижение Трухильо – это создание самой серьезной внешней разведки в карибском бассейне. Президент был злопамятен, и его разведка помогала ему отвечать на обиды. Когда один из американских профессоров нелестно высказался о диктаторе, то через некоторое время пропал без вести в Нью–Йорке. Другой случай произошел с бывшим секретарем Рафаэля, который бежал в Мексику и написал обличительную статью, после чего был расстрелян в центре Мехико.

Лишь в 1961 году царствование диктатора было прервано спланированным покушением при участии ЦРУ. Позже его личность была осуждена и его родственники были изгнаны из страны вместе с его останками. Захоронен в Париже.

Нобелевский лауреат Марио Варгас Льоса в 2001 году написал роман «Праздник козла», в котором описывает мрачную эпоху доминиканского диктатора.

Вернуться в Каталог новостей

Если Вам нравится публикация, поделитесь этой новостью со своими друзьями в социальных сетях.